Ветеринары столкнулись с неожиданным осложнением при стерилизации бездомной кошки | Зверополис | Яндекс Дзен

27 September 20216,5k full reads16k story viewsUnique page visitors6,5k read the story to the endThat's 40% of the total page views5,5 minutes — average reading time

Повесть "Когти перемен"

ГЛАВА 8

Ветеринары столкнулись с неожиданным осложнением при стерилизации бездомной кошки

– Только не эстакада! – ахнула Надя, вцепившись в руль, – Анатолий Юрьевич, я же свалюсь с неё! Давайте лучше параллельную парковку повторим!

Пенсионер на пассажирском сидении невозмутимо смотрел в окно:

– Надежда, бабские истерики – это не то, чего мне не хватало в жизни. Я преподаю вождение на простых условиях: я говорю, вы делаете.

Надя потёрла о джинсы вспотевшие ладони, выжала сцепление и включила первую передачу. «Была не была. Юрьичу точно терять уже нечего».

Через сорок минут Надежда вышла на дрожащих ногах из красной Ауди и спросила:

– На следующей неделе встречаемся во вторник?

– Если доживу, – мрачно ответил Анатолий Юрьевич и задымил сигаретой. Бывший инструктор по вождению оказался донельзя ворчливым стариком, но почему-то Надю это не отталкивало. Девушка прыгнула в свою разбитую девятку и поспешила в сторону дома. Она очень боялась, что Екатерина подъедет раньше неё. Сегодняшний выходной был особенным: Мусе предстояло лишиться шерсти. Надежда немного волновалась – она с трудом представляла, как можно справиться с этой фурией, даже вдвоём.

– Привет! Кошка голодная? – с порога уточнила Катя, – Да? Ну вот и славно.

Она достала из рюкзака баночку кошачьего корма и положила немного на блюдце. Невесть откуда появившись, Мусильда заорала дурным голосом и даже изобразила нечто вроде обтирания о ноги.

– Её надо держать? – спросила Надя, нервно покусывая ноготь. – Я приготовила плед, воротник и перчатки на всякий случай.

– Не,– отмахнулась Катя, набирая препарат в инсулинку, – с кошками надо обходиться без насилия. Смотри.

Она поставила блюдце с вожделенным лакомством на подоконник, и Муся тут же взлетела на него пушистой бомбой. В долю секунды Катя уколола кошку в бедро и спрятала еду. Муся обескураженно зашипела и спрыгнула на пол.

– Таймер поставлю на десять минут. Когда её размажет, добавлю капельку «Зол..ла» и начнём.

Кошку Надежда брила собственноручно. Катя заявила, что грумер из неё аховый, и занималась тем, что помогала кошке моргать, осматривала зубы, уши и тискала лапы, похожие на меховые снегоступы. Под мерное жужжание машинки Дубровская рассказывала:

– У нас в клинике новый проект. Раз в месяц стерилизуем бездомышей, их волонтёры приюта отлавливают регулярно. Оплата только за расходники. Завтра уже третий раз, думаю, акция приживётся.

– Разве это не парализует хирургию? Я имею ввиду, толпа кошек на кастрацию – это прекрасно, но…

Катя кивнула в знак того, что поняла суть вопроса и перебила Надежду:

– Это что-то вроде ветеринарного субботника. По задумке работают те врачи, у кого выпал выходной. Типа добровольно. Но пока это каждый раз сам Алексей Петрович, ну, может, с парой помощников, – засмеялась Катерина, – Слушай, а ты не хочешь завтра присоединиться?

Надежда смутилась:

– Я же не хирург, максимум, кота могу кастрировать, и то… Возиться буду в три раза дольше.

– Хирургов хватает в этот раз. Я, Лёша, Костя – в шесть рук управимся. Аня будет, анест. Нам просто лишние руки нужны – попонки надевать, уколы делать, присматривать, пока просыпаются. Будет весело!

Надя поёжилась – массовая кастрация кошек не представлялась ей чем-то заманчивым, но у хирургов свои понятия о юморе и веселье. Было приятно, как будто её пригласили на закрытую вечеринку, но стоило кое-что уточнить:

– А Галя тоже там будет?

– Скажешь тоже! Эта дамочка бесплатно не работает. Да и мы стараемся ассистентов лишний раз не трогать. Их мало, нагрузка большая, – объяснила Дубровская.

– Тогда я в деле! – пылко пообещала Надежда и погладила бритую кошку. Муся стала приятной на ощупь, точно плюшевая. Спящая кошка выглядела такой беззащитной и смешной, что у Нади дрогнуло сердце. Екатерина уколола кошке антидот для наркоза, подстригла когти и переложила просыпаться на пол:

– Покорми ближе к вечеру, иначе может быть рвота. Увидимся в клинике!

Муся быстро отошла от наркоза, но когда жадно налопалась корма, её всё-таки вытошнило, прямо на коврик в ванной. После стрижки кошка выглядела нелепо, и Наде стало немного совестно.

На следующее утро девушка проснулась за час до будильника – так боялась опоздать. Надежда уже бывала в операционном блоке, но сегодня помещение выглядело иначе. В дальней комнате работало сразу несколько хирургов. Алексей и Катя были ей знакомы, а третьего мужчину Надя видела впервые.

– Здравствуйте, Надежда, слышал про вас много хорошего. Константин, онколог, – представился тот, не снимая медицинской маски. Надя понимала, что невежливо пялиться, но не могла оторвать взгляда от уродливого шрама на лице хирурга. Из-за рубца уголок глаза опускался вниз, шрам пересекал щеку и исчезал под маской.

Внезапно Надя взвизгнула от чувствительного тычка под рёбра.

– Хватит глазеть, Рыжуля, он уже женат, – насмешливо сказала незнакомая молодая женщина. Её каштановые волосы с яркими зелёными прядями были собраны в высокий пучок, на скрещенных руках выделялись татуировки, а на лице и ушах поблёскивал пирсинг.

– Вика, перестань смущать Надежду Сергеевну, – строго сказал Константин и слегка покраснел.

Катя обрезала нить и укоризненно ткнула иглодержателем в сторону главврача:

– Не вздумай превращать сегодняшний день в соревнование на скорость. Я не буду спешить, ясно?!

– Да брось, уж Костю ты наверняка обставишь.

В переносках ожидали операции три кота и пятнадцать кошек. Некоторых из них требовалось обработать от паразитов, у других виднелись кусаные раны, но большинство выглядело вполне прилично для уличных жителей.

Анестезиолог, Аня, готовила кошек к операции, а Надя с Викторией забирали их сразу после наложения швов. На хирургии были в почёте язвительные шутки, и Надежда чувствовала себя не в своей тарелке. Внезапно Алексей Петрович выругался совсем не в шутку и крикнул:

– Аня, тут проблемы со свёртываемостью!

Анестезиолог тревожно осмотрела кошку. Слизистые были бледные, но без кровоизлияний.

– Капаю. Сосуды точно все лигированы? – уточнила она у хирурга, и Алексей огрызнулся:

– Сама как думаешь? Делай гемостатики, с кожи течёт, отовсюду.

– ДВС-сидром? Но откуда, разве что недавно были какие-то травмы… Может быть, врождённая патология свертываемости? Тромбоцитопения из-за лейкоза? Я возьму кровь на анализ.

Виктория аккуратно уложила очередную кошку в переноску и заметила:

– Эта кошка не из тех, что с конюшни? Позвоните, узнайте, не травили ли они грызунов. Думаю, это крысиный яд. Кошка налопалась отравленных мышей, пока те были ещё живы.

Аня кивнула:

– Я сбегаю на терапию, там есть «Кон…н».

Надежда нахмурилась, взяла стетоскоп и подошла к кошке. Частый слабый пульс, одышка, бледность слизистых. Вероятнее всего, у кошки уже развилась анемия к моменту операции, и сейчас кровопотеря для неё смертельно опасна.

– Нельзя брать на стол необследованных животных, – прошептала она тихо и добавила громче, – Если вы правы, «Кон…н» подействует, дай бог, через сутки. Ей нужно переливание плазмы или свежей крови!

– Филимон уже старый, и он загородом, – вскинулась Дубровская.

– Черничка слишком маленькая, – пожал плечами Костя.

Надежда лихорадочно искала решение. Не может быть, чтобы его не было. Найти кошку-донора всегда нелегко, а сейчас кровь нужна срочно. Но где её взять для бездомной кисы, у которой нет любящих владельцев, способных поднять на поиски весь город. Надя молча выбежала из операционной. Хирурги проводили её удивлёнными взглядами, но когда девушка вернулась с двумя большими шприцами цельной крови, на неё градом посыпались вопросы:

– Откуда?

– Как?

– Что это?

– Ты убила другую кошку, чтобы спасти эту?

Надежда смущённо призналась:

– Это собачья кровь. Там на плановое УЗИ сердца пришёл молодой доберман. Кстати, сердечко у него в полном порядке. Ну, неважно. Для него сорок миллилитров – это вообще не объем, как вы понимаете, хозяин сразу согласился.

– Собачью кровь кошке? – нахмурился Алексей.

– Так делают в экстренных случаях, – торопливо пояснила Надя, – Чужие эритроциты долго не проживут, но нам и не надо! Выиграем время, а завтра у неё начнёт вырабатываться свой фактор свёртывания.

Когда кошка пришла в себя после наркоза и принялась теребить зубами попону в тёплом боксе, Надежда почувствовала себя почти счастливой.

Кошка после стерилизации

Кошка после стерилизации Кошка после стерилизации

– Это было круто, – небрежно бросил Алексей Петрович, заходя в стационар. – Хороший урок для нас всех. Катя сказала, у тебя какие-то проблемы с ассистенткой?

Ликование испарилось, и Надя жалобно ответила:

– Мы вряд ли сможем работать вместе.

– То есть, ты предпочитаешь работать в одиночку, чем с такой помощницей?

Надежда задумалась и честно ответила:

Нет. Иногда нужно банально подержать лапы или что-то в этом роде. Лучше Галина, чем совсем никого.

Алексей покачал головой:

– С кадрами проблема. Ладно, будет тебе другой ассистент. А Галю придётся пустить по кругу.

– В смысле?! – выпучила глаза Надежда.

– Да не в том смысле, господи, женщина, что у тебя в голове?! Будет работать со всеми врачами по очереди, думаю пару недель её вытерпеть можно. А там, глядишь, подберём кого-то на замену.

***

Это была 8 глава повести "Когти перемен". Скачать электронную книгу целиком можно ЗДЕСЬ

Буду очень рада вашим отзывам и оценкам!

Цикл "Айболиты города N" — это жизненные повести о работе ветеринарных врачей. Кроме книги "Когти перемен" в него входят "Такса судьбы" и "Хвосты удачи"

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *